Пользовательский поиск

Живая история. Конец 1980-х годов.

Земля здесь без садов и виноградников, пустая и ровная, как море... Набеги, разорения, плен, смерть: враг страшен даже издали, потому что у него стрелы, а на стрелах - яд. Что такое здешний мир? Вечная готовность к войне - и на пахоте, и на пастбище: чужие люди, непонятный язык, космы на голове, овчины на плечах, вместо закона - нож...».

Таким представился наш край много лет назад римскому поэту Овидию Назону. Увиденное им отразило набеги иноземцев, скудное существование коренных жителей, безысходность бытия. Но это - след глубокой древности, очевидцев которой уже не сыскать. А сравнительно недалекое прошлое? Вот о нем и рассказывают экспонаты музея истории села Каменка.

Татарские древние украшения, предметы обихода - множество вещей, с любовью собранных жителями села, позволяют заглянуть в глубь нескольких веков, повествуют о становлении села Ташбунар, переименованного позднее в Каменку.

Гравюра-портрет болгарских повстанцев 1868 года. Лозунг на знамени: «Свобода или смерть!». Свободу брали в бою. В одном из сражений пал предводитель повстанцев Хаджи Димитр. Лирично описал его гибель Христо Ботев в своей песне о том, как в одну сторону отлетела винтовка героя, в другую - сломанная сабля. Днем орел прилетал, нависая над раненым, вечером волк являлся, раны зализывал.

В большом разнообразии представлена одежда болгар: повседневная, и та, что надевают в праздники. Домашняя утварь, предметы обихода. Утюжок, которому от роду 300 лет. Устроен просто: Два ребристых валика соединены ручкой. Девичьи украшения - монисто. Назначение их - не только подчеркнуть красоту, но и подсказать парню, свободно ли сердце девушки. Если количество монеток нечетное - подходи смело. Изделия мастериц-рукодельниц: воздушные полотенца с бархатными павлинами.

Хранится здесь пожелтевший похвальный лист «За благонравие и отличные успехи», врученный в 1908 году Александре Ивановне Костевой, окончившей двухклассное училище. И по сей день трудится старожил, не покладая рук, в родном селе.

Портреты прославленных полководцев минувших войн, и невдалеке милый овал лица неизвестной девушки, написанный в 1915 году австрийским пленным.

- Думаете, этот портрет имеет какое-то историческое значение? - спрашивает Иван Михайлович Карайванский, основатель и директор-музея, - Нет! Не имеет. Написал ее художник только потому, что очень красива...

К слову, интересно в музее все, каждая вещь, но без живого, эмоционального комментария хранителя музея, уверена, прелесть представленного здесь намного бы потускнела...

Целая галерея «первых» — первый староста Измаильского уезда, первый градоначальник, первая женская тракторная бригада, первый председатель колхоза... Всего два месяца довелось руководить колхозом С. Д. Цветкову, одному из первых председателей. Сняли его... за рукоприкладство. А наказал так своеобразно он пастуха, пустившего овец в озимую пшеницу.

Висит в зале огромная фотография династии Саказлы. Один из её старейших представителей, первый дояр колхоза «Прогресс» Савелий Иванович, в 1962 году получил от каждой из 14 коров по 3760 килограммов молока. Но это уже современность. А мы вернемся к началу века.

И снова безмолвные портреты, но как много они рассказывают... Солдаты русско-японской войны 1905-1907 годов. В центре - Михаил Карайванский. С войны вернулся в звании фельдфебеля, с наградами - георгиевским крестом и медалью царя-батюшки. Завел хозяйство, семью, четырнадцать детей.

- А тринадцатого видите перед собой, — добавил Иван Михайлович. И тогда я прошу рассказать обо всем подробно. История незатейлива, но все же необычна. По возвращении героя наградила ещё и примария - выделила два гектара земли. Пока воевал Михаил, двое братьев его пьянствовали, пускали по ветру нажитое. Вернулся, отец поделил землю поровну, всем по 5 гектаров. У Михаила оказалось больше. Братья завидовали. И вот однажды его, вернувшегося с поля и распрягавшего лошадь, ударил ножом подкравшийся сзади старший брат Петр. Михаил не умер, подлечившись, вернулся в село, но Петра в живых не застал - отказало сердце. Так справедливо вмешалась судьба.

Много в помещении музея документов, фотографий, связанных с историей края, знакомые имена и неизвестные... Фотография Степана Герасимовича Бошкова, жителя села.

- Кто он? — спрашиваю. И. Карайванский отвечает, что этот человек во время освобождения Измаила на свои сбережения купил военный катер и передал Дунайской флотилии.

Номер газеты «Беднота» (ныне — «Сельская жизнь»), вышедший 61 год назад. О чем писали? Рекомендации научно-практического двухнедельного журнала, как улучшить свойства кукурузы. Сообщения об увеличении государственного бюджета на 1928—1929 годы. На сельскохозяйственное развитие отводится на 41 миллион рублей больше, чем в прошлом году. В том числе 11 миллионов — на землеустройство бедноты. Информация об успехе кооперативной тракторной станции Одесской области. За месяц обработано 6 тысяч 500 гектаров земли. И — современная Каменка, размах строительства: тепличный комбинат, спортивный комплекс, торговый центр...

Отдельный павильон посвящен орудиям сельскохозяйственного производства. Не случайно решил поместить сюда Иван Михайлович люльку для младенца. По обычаю, после рождения ребенка крестьянка не показывалась на люди сорок дней. А на 41-й, захватив орудие труда и люльку с ребенком, отправлялась в поле.

Декретный отпуск закончился...

Послевоенная сажалка — нехитрое приспособление для сева кукурузы. Шорный станок для изготовления упряжи. Необычное и повседневное соседствует рядом. Знаю, что идея создания музея истории принадлежит И. М. Карайванскому. Но нужно ли хранить, воскрешать прошлое? Иван Михайлович убежден; нужно. Рано или поздно человек обращается к прошлому, пытаясь осмыслить пройденный путь, найти доказательства причастности к своему роду.

Будут, уверена, новые находки, и бережно сохранятся имеющиеся, потому что есть кому беречь историю. Не случайно экскурсии по залам музея в большинстве случаев проводит сам директор. Не от того, что не доверяет девочкам-экскурсоводам, а, думаю, для того, чтобы лишний раз прикоснуться к такой знакомой и такой далекой истории края, и, наверное, только энтузиасту под силу в 1001-й раз рассказывать то, что знает наизусть. Под силу потому еще, что любит свое село и народ любовью истинной.

 

Т. Ларченко, репортёр.

Фото П. Ангелова.

Газета «Придунайские вести», конец 80-х годов.

Поделиться ссылкой на эту страницу в:

Добавить комментарий

Авторизуйтесь через социальную сеть или введите Ваше имя.

       

Защитный код
Обновить