Пользовательский поиск

Воспоминания современников

Патриарх земледельцев Бессарабии, прославленный председатель одного из сильнейших хозяйств Украины - сельскохозяйственной ассоциации "Прогресс", Герой Социалистического Труда Николай Георгиевич Мындру ещё при жизни стал легендой. О славном трудовом пути знаменитого вожака каменских крестьян, его непростой благородной судьбе истинного гражданина и патриота своей земли, родного края рассказывают на этой странице его земляки, друзья, родные и близкие, соратники и ученики, специалисты и командиры сельскохозяйственного производства, работники органов местного самоуправления, народного образования и культуры, учёные-аграрники, хозяйственники, фермеры, предприниматели.

 

 

 

Сельский голова Каменки, Иван Алексеевич Лефтеров:

"Четыре года поработал с Николай Георгиевичем - бок о бок, плечо в плечо. Для меня, я считаю, это было редкостной, ни с чем не сравнимой удачей - пройти академию Мындру. Работалось легко, свободно, на пределе увлечённости, поскольку постоянно, в большом и малом чувствовал я поддержку сильного, талантливого организатора и командира, его активную, доброжелательную заинтересованность. Нет, я не делал из него кумира - я просто учился у него, как надо работать, как понимать людей.

Ему, потомственному крестьянину, в раннем детстве познавшему горькую долю сиротства, начавшему жизненное восхождение с самых низов, эта наука - как понять душу человеческую - была хорошо известна. И я видел, как резко выделяет его из массы окружающих этот уникальный дар человечности, духовной сопричастности ко всему, что творится в каждом каменском доме, в каждой семье. Плюс ко всему - широчайший кругозор, универсальная компетентность, неординарность подходов и оценок, чётко выверенная гражданская позиция в восприятии и осмыслении тенденций головоломного реконструктивного периода - и прежде всего в сфере агропромышленного комплекса. Людей, хорошо его знавших, поражал огромный КПД его энергетического потенциала, и мне, признаться, становилось смешно, когда кто-то с упорством, достойным лучшего применения, объяснял успехи хозяйства и его лидера элементарным везением, счастливым стечением обстоятельств и прочими стихийными факторами. Нет, здесь перед нами явление иного, высшего порядка.

Работая, что называется, на износ, Мындру имел полное моральное право требовать такого же отношения к делу от своих помощников. Бывало, звонит часов в десять вечера: "У тебя на завтра нет ничего неотложного? Утром надо съездить в Одессу, кое с кем встретиться". Для него было принципиально важно, чтобы его люди действовали не не коротком поводке, не по указке, а на максимуме самостоятельности. И сегодня для меня абсолютно однозначно: кто хотел у Мындру чему-то научиться, тот научился."

     Дочь Алла Попазова об отстранении отца от должности председателя:

"Я привыкла видеть отца неизменно собранным, динамичным, напористым - что называется, в хорошей спортивной форме. И не скрою, мне было больно смотреть на него в первые два-три дня после того рокового собрания пайщиков КСП, где здравый смысл моих односельчан спасовал перед нахрапистостью горлопанов, демагогов и шкурников. Он целыми днями сидел в кресле, безмолвствовал и всё время о чём-то напряжённо думал. Однако сумел собраться, укрепиться духом: до изнеможения орудовал сапкой в огороде, обрезал и окучивал виноград, обихаживал теплицу, завёл птицу. Видимо, известный крестьянский инстинкт подсказал ему единственное возможное тогда спасательное средство: излечивает только труд. Снова начал заниматься делами, потому что его ум, его богатейший опыт, его воля властно требовали полнокровной, созидательной, масштабной работы. А потом произошло то, что должно было произойти: пришли к нему люди, попросили прощения и попросили вернуться."

      Сын Федор Мындру о возвращении отца на должность председателя в 1995 году:

"На долгих два с половиной года оставил отец штурвал управления хозяйством. Нет, он не пал духом, не устранился от дел, не погрузился в себя. Создал частное предприятие, умело и эффективно управлял им - вплоть до того памятного дня в октябре 1995 года, когда пришли к нему домой люди и поклонились в пояс: "Прости, Николай Георгиевич! Возвращайся".

И отец, к крайнему удивлению домашних, согласился пойти на собрание, где нетерпеливо ожидал его народ, согласился вновь возглавить хозяйство, оговорив, правда, обязательное условие: "Реформы будут продолжены".

Я видел как нестерпимо трудно приходилось ему в ту суровую пору: колхоз доведён до ручки, ни техники, ни денег, в людях разлад. Домой приходил на крайнем пределе усталости - и всё время молчал. Так пролетели два года. И выправился "Прогресс", привёл в движение скрытые силы, увидел перед собой перспективы.

Обида, оскорблённое чувство достоинства - он сознательно уходил от всего этого и не таил зла на недавних своих гонителей. Подошёл к нему как-то один из активнейших его оппонентов и, потупясь, спросил: "Так что, мне уходить из хозяйства?" Посмотрел на него отец, усмехнулся: "Зачем? Ты хороший механизатор. Бери трактор и принимайся за работу"."

 Выдобора Владимир ДенисовичДруг-коллега, Владимир Денисович Выдобора:

"У него была редчайшая предрасположенность, готовность к состраданию. Он занимался благотворительностью, покровительствовал слабым и обездоленным не из соображений ума ("Это престижно, а потому хорошо"), а исключительно по велению души, исполненной милосердия, - поскольку сам со времён голодного детства полной мерой хватил на своём веку невзгод и лишений. Он так и не научился с философским равнодушием и отстранённостью воспринимать людские горести.

Помню, - это было давно, в начале восьмидесятых, - за чужую вину кинули меня, как говорится, под танк и на бюро райкома принялись метелить. Времена стояли крутые, и я, признаться, уже готовился к наихудшему исходу. Отстоял меня Мындру. А после бюро хлопает он меня по плечу: "Учись держать удар, пригодится, когда директором станешь".

Уже в пору директорства (я года четыре на хозяйстве пробыл), снова вытаскивают меня на бюро. Мы, правда, начали уже сводить концы с концами, внедрили сквозной хозрасчёт, пошли вверх показатели. Но незалатанных прорех имелось ещё порядочно, и комиссии райкома было где развернуться. Чувствую, тучи над головой всё гуще. Но снова встаёт Николай Георгиевич - а он уже более или менее знал положение дел в колхозе, при случае заглядывал в Старую Некрасовку. Его, говорит, впору к ордену представлять, а не выговор вешать. Вот тогда-то я, чуть поостыв от пережитой встряски, отчётливо понял: не цеховая корпоративность в нём взыграла на бюро, а обыкновенное, человеческое чувство справедливости. И не упомнить, от скольких сотоварищей по председательскому корпусу отвёл он беду в те недоброй памяти годы, когда на впавших в немилость хозяйственников "шились" дела, когда случайные промахи трактовались, как безответственность и злоупотребление служебным положением."

    Директор Каменского УВК, Тамара Андреевна Саказлы:

"Каменский учебно-воспитательный комплекс я возглавила в 1982 году. Надо ли говорить, что правление колхоза, лично Николай Георгиевич в каждом деле, в каждой буквально мелочи оказывали педагогическому коллективу самую действенную поддержку, и любые наши предложения и просьбы касательно устройства школьных дел принимались, как правило, без малейших ограничений и оговорок. Уж на чём на чём, а на школьных нуждах Мындру старался не экономить,  памятуя, очевидно, и своё сиротство, и батрацкий труд с восьмилетнего возраста.

С наступлением перестроечного периода началась ориентация школ на организацию производственного труда. Однажды меня включили в состав представительной делегации для поездки в Черкасскую область, к Александру Антоновичу Захарьенко, директору Сахновской школы. Там действительно было на что посмотреть и чему позавидовать. Прекраснейший учебный комплекс: собственная школа, музей, теплица, плавательный бассейн (зимний и летний), парк. Многое сделано руками ребят.Я приехала оттуда, полная раздумий. Как раз к этому моменту мы должны были вывезти из Чадыр-Лунги металлические пирамиды для нашей спортплощадки. Пошла в правление колхоза с заявкой на две большегрузные машины. Мындру меня выслушал, а затем посоветовал, чтобы я эти конструкции установила лишь на одной половине площадки: всё равно, мол, предстоит строительство спортивного зала. Я взглянула на проект этого зала, вспомнила по ассоциации Сахновку и, не удержавшись, выпалила: "Всё это хорошо, Николай Георгиевич, но этот проект - уже вчерашний день!". Николай Георгиевич недоуменно вскинул брови: "Что такое?". И тогда я во всех деталях расписала ему Сахновский комплекс. Мындру потёр ладонью широкий лоб: "Да, но ведь у нас уже есть утверждённый проект". Я в запале возражаю: "В ваших возможностях его пересмотреть. Ведь Вы же депутат Верховного Совета!.."

Ровно через два месяца звонит в школу Мындру: "Приходи подписывать новый проект". И, не удержавшись, добавил: "Будет тебе и плавательный бассейн..."

Новый комплекс был заложен не на школьном дворе, а у теплицы: уж слишком он был объёмен по габаритам, к тому же в отличие от сахновского варианта в него была включена и гостиница. Место мы выбрали самое подходящее: коммуникации проложены, имелись два мощных котла, энергии которых хватало на отопление бассейна и всего спорткомплекса в целом.

Строительство комплекса заняло у Мындру два года. Он вообще строил очень быстро: снимет леса с одного объекта и тут же устанавливает их на другом. Вслед за Дворцом спорта помышлял Николай Георгиевич возвести в центре села новую церковь, дом для священника...

Николай Георгиевич был совершенно особой натурой. Он обострённо чувствовал проблематичность ситуации, объёмно видел её болевые точки, у него была непостижимая способность всегда и везде появляться в самый горячий, самый ответственный момент и действовать в традиционном своём стиле - решительно, оперативно и точно. Но здесь я усматриваю не только высокий профессионализм. Ему до всего было дело, у него обо всём болело сердце, он за всё был в ответе."

Полный текст воспоминаний современников можно прочитать в книге "Сын земли бессарабской" 2005 года издания, откуда собственно и взят данный материал.

Обложка книги
Обложка книги "Сын земли бессарабской"

У кого нет возможности ознакомиться с этой книгой в библиотеке, возможно, со временем на данной странице будут опубликованы все воспоминания современников об этом легендарном человеке, которые представлены в вышеуказанной книге. Если Вам это интересно, напишите мне об этом используя контактную форму в разделе "Об авторе", в комментариях к этой статье или же в социальных сетях.

Поделиться ссылкой на эту страницу в:

Добавить комментарий

Авторизуйтесь через социальную сеть или введите Ваше имя.

       

Защитный код
Обновить